''РАДОЛОВКА'' Украина Запорожской Приморского

Что писали и пишут о болгарах




Россияне их называют «болгары» и «булгары», как бы разделяя балканских болгар и волжских. Чехи называют их «булхар»; немцы — «бюльгар»; англичане — «балгеъриън». Тюрко-алтайские народы именуют их по-разному: «булгар», «палхар», «малкар» и т.п. Так-же по-разному произносят название болгар в Средней Азии и на Дальнем Востоке: – иранцы — «болгар»; – индийцы — «балгар»; – таджики — «булхор»; – японцы — «бургар»; – китайцы — «бао», а слово «Болгария» они произносят «Бао-цзя-ли-я». Сами болгары произносят «българи», с ударным первым слогом и труднопроизносимым звуком «ъ», что, как считает П. Добрев, есть «правильно, оригинально и первозданно»... Так кто же они, болгары? По традиции этот народ отождествляют исключительно с полным названием, что приводит к определенным недоразумениям. Где же истоки болгар? Почему о них было известно еще в «доведические эпохи»? На современных картах страна Болгария занимает всего-навсего 111 тыс. кв. км. Расположенная в юго-восточной части Западной Европы, она с трех сторон зажата Турцией, Грецией, Сербией, Македонией, Венгрией и Румынией. Официально в Болгарии проживает около 7,5 млн человек. Также официально считается, что немногим меньше болгар проживает за границей. Хотя, если быть объективным, существует достаточно оснований подвергать сомнению «официальные» данные. Значительное количество болгар диаспоры, по тем или иным причинам, были ассимилированы, а в ряде государств графа «национальность» вообще ликвидирована, что дает основание статистам значительно изменять истинные данные об этническом происхождении своих граждан... Что, собственно, известно о болгарах? Во 2-м томе авторитетного академического издания «Очерки истории СССР III—IX вв. (М., 1958) прапредки современных болгар отнесены «к числу сарматских племен, тюркизированных позднее гуннами, аварами и последующими волнами кочевников». Как видим, «академическая мысль» к «тюркам» отнесла и гуннов, и авар, и других «кочевников»... В. Дёмин, российский философ, написавший целую серию книг о Руси, неоднократно возвращался к болгарской проблематике и постоянно акцентировал внимание на тюркоязычности болгар. Он пишет: «тюркоязычные кочевники протоболгары первоначально обита-ли в придонских и приазовских степях, примыкавших к Северному Кавказу, где основали государство Великая Болгария со столицей в Фанагории (Танагория, совр. Тамань. — А.А.), ранее разграбленной и сожженной гун-нами. Именно здесь они были разбиты наголову хазарами и изгнаны из степной отчины в придунайские степи. Вскоре беглая орда во главе с вождем-пассионарием Аспарухом форсировала Дунай, вторглась на Балканы, слилась с семью автохтонными славянскими племенами и, восприняв их славянский язык, дала начало болгарской нации и Болгарскому государству. Значительная же часть протоболгар после хазарского погрома отдели-лась от орды и откочевала в Среднее Поволжье, основав там ставшее вскоре могущественным средневековое государство Волжскую Болгарию. Язык ее населения был тюрским; потомками волжских булгар, разгромленных лишь в результате монгольского нашествия, стали современные татары» [47, с. 206]. При всей категоричности российского философа в приведенной цитате имеется целый ряд несуразных определений и умозаключений. Это какая должна быть «орда» кочевников, если из ее «разгромленных хазарами частей» организовались два «могущественных средневековых государства» на Балканах и на Волге? Второе, когда говорят о «протоэтносе», то имеется в виду другое название этого этноса. В контексте «болгар Великой Болгарии» применение «протоболгар» некорректно: они уже имели вполне сформированный этноним — «болгары». Что до названия «булгары», вполне уместно подчеркнуть, что так называли «болгар» исламисты, поэтому, уж коли мы пишем на русском языке, логичнее употреблять этноним в русской транскрипции. Следует также обратить внимание, что ни «гуннская», ни «хазарская» проблемы пока не разрешены, равно как и«тюркская», поэтому не мешало бы более детально разобраться и с этим клубком этнологических вопросов. В отличие от современных российских исследователей, поверхностно и попутно занимающихся болгарами,Дмитрий Иловайский, один из добросовестных российских историков XIX века, едва ли не первый сделал относительно детальный (для своего времени) историографический анализ болгарской проблемы. В книге«Начало Руси» он прямо ставит вопрос: «Что такое Болгары? Где их родина? К какой семье племен они принадлежат?» А далее констатирует: «Ответ на эти вопросы уже давно сделан: Болгары — говорят нам — была финская орда, соплеменная уграм, пришедшая с берегов Волги на Дунай, здесь смешавшаяся со славянами и принявшая их язык. Так решила немецкая наука в лице Энгеля, Тунмана, Клапрота, Френа и некоторых других, касавшихся этого вопроса» [80, с. 195, 196]. «За ними в том же смысле, — продолжил Д. Иловайский, — высказалось большинство славянских ученых,и во главе их знаменитый Шафарик» [там же]. Были и другие ученые, к которым себя относил сам Иловайский, «которые считали древних болгар чистыми славянами». К числу таких ученых XIX века автор отнес, прежде всего, Венелина. «Этот талантливый карпато-росс в своем сочинении «Древние и нынешние Болгаре» (1829) горячо восстал в защиту славянского происхождения Болгар против татаро-финской теории Энгеля и Тунмана, которую можно поставить в параллель со скандинавской теорией Байера и Шлецера по отношению к Руси. Под «параллельностью» двух этих проблем Д. Иловайский понимает алогичное суждение, со-гласно которому из «большинства» (Русь и болгары) одни восприняли этноним от «варягов», а вторые — язык от славян, которые были в меньшинстве. В чем достоинство и недостатки суждений Венелина, по Иловайскому? Молодой 27-летний ученый обратил внимание, что тюркско-финская теория о происхождении болгар находится в явном противоречии с их исторической жизнью. В частности, почему у некоторых средневековых писателей «Болгаре называются смешанно то Гуннами, то Болгарами». С другой стороны, увлеченный идеей о «славянском происхождении болгар, Венелин стал доказывать, что сами гунны с Аттилой включительно были племя славянское. И он тем не ограничился: Хазары, Авары, Готы, Гепиды, Франки и т.д. — все это, по его мнению, не кто иные, как Славяне» [80, с. 197]. Не трудно представить себе волну протестов, со всех сторон бичующих умозаключения Венелина. Мы с вами не будем столь категорично и неосмотрительно делать выводы без должного анализа проблемы. Естественно, чтобы определить связь болгар со славянами, гуннами и угро-финнами, вероятно, необходимо, прежде всего, определить происхождение и суть этих этнонимов... Дмитрий Иловайский по установившейся традиции стал искать корни гуннов и гепидов по трудам византийских и латинских историков. «Так, византийские историки иногда причисляют к гуннам готское племя Гепидов (Пасхальная хроника) или употребляют название Гуннов и Славян безразлично («Гунны иначе Славяне», — выражается Кедрин, рассказывая об их нашествии на Фракию в 559 г.). А Прокопий замечает, что Славяне в обычаях и образе жизни имеют много общего с Гуннами. Сходство бытовых черт немало способствовало смешению разных варварских народов под одним общим именем, и от средневековых летописцев менее всего можно требовать точного этнографического распределения на основании языка» [80, с. 198]. А почему не сделать крайне «бредовое предположение», что все эти этносы с различными названиями, по сути, есть части одного народа? В XIX веке такая мысль воистину считалась бы «бредом сумасшедшего», поэтому Иловайский продол-жил свое историческое исследование вполне в духе своего времени... «После того, как Авары в VI веке наложили свое иго на некоторые славянские племена, обитавшие по Дунаю, эти племена иногда называются Аварами и притом в эпоху, когда Аварское иго обратилось уже в предание («Склавы, которые и Аварами называются», — говорит Константин Багрянородный в своем сочинении «Об управлении империей»). Невольно возникает вопрос: а почему византийские и римские историки «путают» «авар со славянами», и кто такие «гунны», в конце концов? Не может народ, тем более решавший в средние века судьбу Европы, по-являться ниоткуда и исчезать в никуда. И не случайно Иловайский должен был заметить, что у «византийских и латинских авторов» под общим названием Гунны встречается целый ряд родо-племенных названий: Сарагуры, Савиры, Буругунды, Кутургуры, Акациры. Иор-нанд, например, указывает, что страна к северо-востоку от Дуная называлась Гуннивар. Прокопий постоянно смешивает Утургуры и Утигуры. У Йорнанда они — Витугоры. Кутургуры — Прокопия, у Агафия и Менандра они — Котрагиры и Кутригуры, у Феофана и Никифора — Котраги. В некоторых списках о гуннах одно из гер-манских племен названо Гермундуры. Впоследствии, оказывается, под всеми этими названиями, входящими в состав гуннов, скрываются болгары... Перед лицом неопровержимых фактов, в ходе логических рассуждений Д. Иловайский сделал вполне закономерное умозаключение: «Итак, кроме своего настоящего имени Болгаре являются у средневековых писателей под весьма разнообразными названиями, например: Гунны, Гунногундуры, Гуннобундобулгары, Кимеряне, Массагеты, Скифы, Котраги, Мизы и даже Влахи». Столь парадоксальное, на первый взгляд, умозаключение, которое явно не соответствовало мнению авторитетных ученых, автор объяснил весьма толково и ясно: «Важная ошибка историографии заключается в том, что она излагала первоначальные судьбы болгар на основа-нии только этого имени в источниках и упускала из виду многие известия, в которых Болгаре являются под другими именами». Этот тезис я бы выделил в «картуш» в качестве аксиоматической путеводной звезды для всех исследователей болгарской проблемы. Требует освещения вопрос, почему исходным пунктом в системе пространственно-временных координат современной цивилизации появление болгар связывают с «легендой» о разделении Кубратовой Болгарии на пять частей и о заселении Аспарухом земель за Дунаем. А вся предыдущая история болгар составлена из отрывочных сведений, в которых только упоминается этноним «болгары»... Создается впечатление, что большая часть исторических свидетельств, связанных с предысторией современных народов, целенаправленно подвергалась уничтожению... Не потому ли византийские и латинские историки редко упоминали истинное название болгар, что уже на сломе эпох последние предъявили претензии и к грекам, и к римлянам, свое право на владение и расселение на Балканах и во Фракии? После детальных исследований истории Северного Причерноморья Д. Иловайский делает еще одно нетрадиционное заявление: «Сближая разные известия, приходим к тому выводу, что приводимые нашей начальной летописью сами южные славянские племена, сидевшие по Днестру и Дунаю до самого моря, Угличи и Тиверцы, были именно болгарские племена. Летопись за-мечает, что племена эти у греков назывались Великая Скифь». Несмотря на ограниченность пространства, приписываемого Великой Скифии, и идентификацию болгар со славянами, а не наоборот, по отдельным выводам и умозаключениям Иловайского, словно по камушкам, можно находить тропу, которая выведет нас к истокам н только болгар... В целом, Д. Иловайский, настаивая на туземности болгар в восточной Европе и их идентичности с русами и славянами, категорично возражает против причисления их к финским и тюркским племенам на том основании, что те пришли с востока. Чтобы не втягиваться в преждевременные опровержения вышеизложенного тезиса, хотелось бы сделать замечание, что без научного определения этимологии этнонимов «финны», «тюрки», «угры» и т.д. безосновательны как утверждения, так и опровержения подобных умозаключений. Как и предупреждал в свое время Дмитрий Иловайский, большинство исследователей буквально зациклились на полном имени «болгар» и по нему определяют их истоки. Антон Фридрих Бюшинг в своей работе «Исследование народов, живущих в старые времена в России» (1782 г.) пишет, что это имя на русском языке пишется «Болгары», которое, вероятно, происходит от названия реки Волга... «Но это не значит, — делает замечание Бюшинг, — что их следует называть «Волгары». Он объясняет это несоответствие тем, что буквы «В» и «W» как в греческом, так и в русском языках легко меняются, а, следовательно, не только греческие и латинские авторы, но и все на Востоке присоединились к этой практике. Далее автор, делая исторический экскурс, напоминает, что это название встречается в ста-рых татарских рукописях и на монетах, хотя в то время Волгу греки называли Rha-us, а на востоке — Атель (Идель)». Казалось бы, констатация факта, что сами «болгары» так назывались еще тогда, когда «Волга» называлась «Ра-ис» и «Идель», должна была натолкнуть автора на мысль, что современное название реки происходит от этнонима «Болгары», а не наоборот. Однако А. Бюшинг продолжает аргументировать предыдущие предположения уже по аналогии: «Важно то, что Болгары жили на Волге и, как индийцы получили свое имя от реки Индус, так и они (болгары) получили свое от Волги... хотя в русском языке буквы «О» и «У» также часто заменяют друг друга, название «Болгары» нигде у русских не встречается. Написание «Булгарен» настолько старое, как и сведения об этом народе, из чего следует, что если греки и восточные народы назвали этот на-род по названию реки, они взяли его от имени известной им реки» [«Тангра», 2000, №7, стр. 55—56]. С моей точки зрения, умозаключения Бушинга не вполне корректны и неубедительны. Испанский араб Абу Хамид аль Гарнати, посетивший Волжскую Болгарию в 1135 и в 1150 годах, в свою очередь, утверждал, что «болгарин» означает «ученый человек». Николай Павлов в своей работе «Болгарский вопрос в Волго-уралии» [«Тангра», 2005, №47] пишет: «Эта информация является весьма важной, поскольку, наверное, именно она — своеобразный «ключ» к загадке нашего национального имени. Как становится ясным в последнее время, это имя находит свое этимологическое объяснение в древних иранских языках. Подобно другим народам древности, самим именем древние болгары самоопределились по отношению к миру, к Богам, к природе... «Бол» на их древнем индоевропейском язы-ке, наверное, обозначало «слово», «речь», «славу». Поэтому и слово «болгары», наверное, означало «люди, которые понимают друг друга на своем языке», иными словами — «люди», «род», «народ». «Наверное», «наверное», «наверное» — это не принцип исторического исследования и не основание для по-ложительного умозаключения. Профессор Александр Бурмов считает, что «болгары», как и все народы, это не расовая и не биологическая, а историческая категория. Праболгарская народность, по его мнению, — результат многовекового развития. Истоки праболгар следует искать в сарматской эпохе. К тем началам присоединяются и смешиваются множество других элементов, среди которых наиболее многочисленными были ОНОГУРЫ. Иначе говоря, — делает вывод А. Бурмов, — праболгарская народность сформировалась благодаря ассимиляции с многими этносами и к окончательному самоопределению приобрела тюркский характер»... И откуда взялись эти «тюрки», которые в букваль-ном смысле затмили очи всей академической науке??? Свою ложку дегтя в болгарскую этимологическую бочку меда подкинул и современный ученый из Санкт-Петербурга, доктор философских наук, профессор Р.К. Бариев. Ссылаясь на древнеболгарских и арабских авторов, он утверждает, что болгары — это одно из кипчакских (половецких) племен. Дескать, западные половцы (кипчаки, куманы, сарири) были белокурыми, светловолосыми, что и определило их этноним. А в древнерусских источниках они назывались «сари» — желтый... Армяне называли их «хартеш», персы — «сакалиби», в смысле белолицые... Слово «кипчак» (куман), — заверяет профессор Р.К. Бариев, — было более общим этнонимом. В состав кипчаков, по мнению некоторых историков, входили хазары, гунны, киргизы, болгары и др. Господа «ученые», на академическом уровне следует быть более благоразумными в суждениях, беря за основу исключительно проверенные факты, не допускающие никаких сомнений... Повторяю, без определения этимологии основных этнонимов, на которых обосновывается ссылка, умозаключения могут быть ложными... Исходя из вышеизложенных мнений известных специалистов, я не получил ответа ни на происхождение этнонима «болгары», ни на координаты истоков этого народа... Может, сами болгары будут более точны в своих исследованиях? Паисий, иеромонах Хилендарского монастыря, которого по праву можно считать патриархом «болгаризма», в своей работе «Славяноболгарская история», написанной в 1762 году, весьма эмоционально обращается к болгарам-отщепенцам: «Некоторые не любят и не знают о своем болгарском роде... и стыдятся называть себя болгарами. О, неразумные и юродивые!» Уже само название труда свидетельствует, что Паисий считает болгар составной частью «славянского рода», хоть и «самого славного». «Из всего славянского рода самыми славными были болгары, первыми они назвались царями, первыми имели своего патриарха, первыми крестились...» Без конкретного указания источника Паисий, прозванный Хилендарским, повествует, что некий народ под названием «скандалян» когда-то переселился из Москвы к Балтийскому морю. Позднее часть из них вернулась к Москве, победила русских и поселилась около реки Болга (Волга). И по имени этой реки, дескать, начали называть себя «болгары» или «българи». Те же, кто остался в Прибалтике, говорили на правильном славянском языке, близком к болгарскому... Паисий как бы объединил «скандалян», «русских» и «болгар» в один этнос — «славяне». И одновременно определил, что этноним «болгары» происходит от названия реки Волги... «Славянская теория» происхождения болгар была господствующей у всех европейских историков и летописцев христианских монастырей и храмов, именно там, откуда черпал свои сведения иеромонах Паисий. Поэтому по-другому он интерпретировать происхождение болгарского этноса просто не мог. У этой псевдотеории достаточно приверженцев и сегодня, хотя ни один из ее сторонников не может представить достаточно аргументированную концепцию происхождения самого понятия «славяне»... Пламен С. Цветков, один из заметных болгаристов конца ХХ века, в своей работе «Славяне — ли са българите» (София, 1998) этому вопросу уделяет главное внимание. Говоря о заселении славянами Балканского полуострова и их связях с болгарами, П. Цветков ссылается на статью Марина Дринова, российского профессора, опубликованную в 1872 году, который как сторонник «панславянизма» выразил официальное мнение российских историков второй половины XIX века. Со-гласно этой точке зрения, «в VI—VII веках Балканский полуостров заселили славянские массы, причем в таком количестве, что после ассимиляции коренного населения сумели поглотить и все другие племена и народы, которые пришли после них. Такая же судьба, по Дринову, постигла и «болгар-тюрок», которые фактически, возглавив славян, за два-три века полностью исчезли среди них, оставив им собственное этническое название «болгары»... Не соглашаясь с мнением Дринова, Пламен Цветков, чтобы разграничить болгар и славян, прибегает к чисто грамматическому методу, дескать, болгары, в отличие от славян, никогда не употребляли окончания «ишч», «ич», «iti», «ie» при названии отчества... В целом, П. Цветков, на основе известных ему данных, расширяет гипотезу Д. Съсълова и Н. Станищева тем, что прародиной болгар стал считать и Таримскую котловину, и Среднюю Азию... В отношении этнонима «болгары» Цветков считает его очень старым и ссылается на В. Стоянова: «Допуская, что элементы «-ар» и «г» были некогда формантами множественного числа, В. Стоянов считает, что корень «бул-бъл» — просто означает «человек», и связывает его с «Мади» (откуда — мадьяр), раrs, part («перс»), bauer («баварец»)» и т.д. Исследуя болгарский язык, П. Цветков не мог не обратить внимания, насколько его лексика имеет распространение среди многих языковых семей. Естественно, он ограничивается рамками Евразийского континента. «Двойственный характер болгарского языка в его праболгарской и в новоболгарской разновидности подсказывает две главные вероятности — либо болгары возникли как народ в результате их смешивания между урало-алтайскими и индо-европейскими племенами, либо болгары и их язык являются ближайшими к тому пранароду и праязыку, от которого произошли индоевропейские и урало-алтайские народы и языки» — весьма революционное заявление, которое сам автор, словно испугавшись своих слов, здесь же посчитал «невероятным». «Вторая гипотеза, очевидно, более невероятна, но ее сравнительно более обобщенно можно дополнить тем, что болгары дооформились как народ в районе Бактрии или Тохаристана». Именно там, предполагает П. Цветков, праболгары или болгары обрели существующий антропологический облик, когда смешались с потомками тохарцев, а, вероятно, и с теми фракийцами, которых Александр Македонский заселил в этих местах в VI ве-ке до н.э.». Обобщая свои исследования, Пламен Цветков делает краткие выводы, выдержки из которых следует привести дословно. «Наиболее кратко можно ответить на вопрос, насколько сегодняшние болгары являются славянами, так: болгары не могут быть ни славянами, ни тюрками по той простой причине, что он более старый народ, чем славяне и тюрки». «Исторические и языковые данные недвусмысленно свидетельствуют, что болгары являются одним из ста-рейших народов, которые смогли уцелеть до сего дня». Имеются ли основания для того, чтобы считать вышеизложенные тезисы в качестве научного умозаключения, или их следует воспринимать так же, как воспринимается утверждение или отрицание существования Бога? Не скрою, мысли П. Цветкова были направлены к Истине, однако они еще допускают Как достойный ученик традиционной исторической методологии, Божидар Димитров ссылается, прежде всего, на древнегреческих и римских авторов. «Праисторической родиной этого племени (славян. — А.А.), занимающего сегодня огромную территорию — от Владивостока до Одера и от Северного Ледовитого океана до Адриатики, — была территория нынешней Центральной Европы. Древнегреческие и римские авторы сообщают о том, что славяне занимали равнины, леса и болота между Одером, Вислой и Балтийским морем, доходя на юге до поречий Буга и Днестра, как и до Карпатских вершин». По мнению Б. Димитрова, и сведения о болгарах впервые появились «в сочинениях греческих и латинских авторов». Объединив доступную информацию о болгарах, автор определяет ареал их обитания и пути миграции: «Считается, что прадеды болгар отправились в Европу еще в I веке до н.э., покинув равнины, лежащие где-то у северной границы Китая... Некоторые современные историки даже считают, что Великая Китайская стена была построена именно для того, чтобы отражать многочисленные и довольно-таки неожиданные набеги на китайскую территорию. Часть племен, следуя на запад, оседает в Западной Сибири, а впоследствии на Алтае, постепенно расширяя границы своего государства вплоть до Индии. В III—IX вв. они останавливаются в Европе — на территории нынешних южнорусских равнин, на Кавказе и в Армении, вступая в тесные контакты с Персией и Византией. Государственное объединение, которое авторы древности называют Великой Болгарией, просуществовало на этих землях до 630—640 годов». Вот так вот, кратко и пунктиром... Только, неужели ревнивые и напуганные болгарами греки назвали бы возможность усомниться в их достоверности... Чего-то не хватает... Божидар Димитров в своей работе «Болгары — цивилизаторы славянского мира» пишет: «Очень немногие знают о том, что именно болгары приобщили славянские народы к средневековой европейской христианской цивилизации, ставшей именно той основой, на которой впоследствии была создана и современная Европа». Автор прекрасно понимает, что столь категоричное заявление требует определенного уточнения. Пропустив на первый взгляд общепринятое понятие «европейская христианская цивилизация», как само собой разумеющееся, он пытается растолковать, кто же такие «славяне» и «откуда пришли болгары». Как достойный ученик традиционной исторической методологии, Божидар Димитров ссылается, прежде всего, на древнегреческих и римских авторов. «Праисторической родиной этого племени (славян. — А.А.), занимающего сегодня огромную территорию — от Владивостока до Одера и от Северного Ледовитого океана до Адриатики, — была территория нынешней Центральной Европы. Древнегреческие и римские авторы сообщают о том, что славяне занимали равнины, леса и болота между Одером, Вислой и Балтийским морем, доходя на юге до поречий Буга и Днестра, как и до Карпатских вершин». По мнению Б. Димитрова, и сведения о болгарах впервые появились «в сочинениях греческих и латинских авторов». Объединив доступную информацию о болгарах, автор определяет ареал их обитания и пути миграции: «Считается, что прадеды болгар отправились в Европу еще в I веке до н.э., покинув равнины, лежащие где-то у северной границы Китая... Некоторые современные историки даже считают, что Великая Китайская стена была построена именно для того, чтобы отражать многочисленные и довольно-таки неожиданные набеги на китайскую территорию. Часть племен, следуя на запад, оседает в Западной Сибири, а впоследствии на Алтае, постепенно расширяя границы своего государства вплоть до Индии. В III—IX вв. они останавливаются в Европе — на территории нынешних южнорусских равнин, на Кавказе и в Армении, вступая в тесные контакты с Персией и Византией. Государственное объединение, которое авторы древности называют Великой Болгарией, просуществовало на этих землях до 630—640 годов». Вот так вот, кратко и пунктиром... Только, неужели ревнивые и напуганные болгарами греки назвали бы «Великой» страну, занимающую всего-навсего северное Предкавказье? Не могу не заметить, что знаменитая Великая Китайская стена если и строилась руками китайцев-ханьцев, то изначально ее бойницы были направлены на юг, т.е. против самих китайцев, а не наоборот... А это уже совсем другой коленкор... Кръстю Мустафчиев, один из непризнанных, но глобально мыслящих исследователей болгарщины, вовсе не случайно одну из своих работ назвал обобщенно и точно — «Нomo sapiens о происхождении homo sapiens». Действительно, те, кто серьезно и основательно исследует историю любого этноса, на определенном этапе неминуемо упираются в «болгарскую проблему», за которой terra incognita, с точки зрения эпох характеризуемая как «незапятнанные времена...» Исследования Кръстю Мутафчиева по сути напоминают такого homo sapiens, который, заглянув за частокол загадок и тайн, ограничивающих наше сознание, был ошарашен открывающимися просторами бытия человечества на Земле. Естественно, масса новых впечатлений об истоках цивилизации не давала возможности с ходу систематизировать ее по этническим координатам в хронологическом порядке. И, тем не менее, работы К. Мутафчиева заслуживают внимания хотя бы с точки зрения информативности. Чего стоит его тезис: «Древние цивилизации Старого Света имеют одну-единственную основу. Народы, представляющие эти цивилизации, некогда жили на экваторе и к югу от него...» За исключением оспоримого применения множественного числа к понятию «цивилизация» и без дальнейшей конкретизации, приведенная мысль вполне соответствует Истине — земная цивилизация начиналась в «центре Земли» на линии экватора!!! Кто бы ни решался определять «высокотехнологичные артефакты» как следы доисторической цивилиза-ции, он задает себе вопрос: «А куда она делась?» Проштудировав работы «Палеогляциология» и «Палеоклиматология», мифологические сказания и исторические данные, Кръстю Мутафчиев, как и все добросовестные и незаангажированные исследователи, вынужден согласиться: «последняя природная катастрофа — потоп, которая, вероятно, наступила 11653—11652 года тому назад, уничтожила существующую до этого цивилизацию». Постепенное переселение народов «от экватора» в разные стороны света он разделил на четыре этапа, в пространственно-временных координатах которых Мутафчиев определил и место болгар. «Протоболгары были в составе основного ядра в одной из трех речных цивилизаций — Египетской, по Двуречье и на реке Инд. Но, вероятнее всего, они принадлежали к тем, кто создал цивилизацию на Балканском полуострове. С полуострова эти народы, — как считает автор, — двинулись в Малую Азию. Позже они появляются и в Средней Азии. Этот исторический процесс продолжался более двух тысяч лет. В течение этого периода они вступают в прямой контакт как с народами Двуречья, так и с теми, кто жил на р. Инд... В Малой Азии эти народы стали известны как «эфиопо-кушиты», мировоззрение которых сохранилось в основе хеттской культуры». В процессе ретроспективного анализа человеческого бытия на земле Кръстю Мутафчиев делает ряд важных цивилизационных обобщений, с которыми трудно не согласиться: «становится ясно, что человеческий род претерпел как физические, так и умственные изменения в своем развитии. Одни народы исчезли, другие одичали, третьи выжили, чтобы изначально восстановить если не в целом, то частично уникальные знания, полученные от своих создателей». Второе: «Древняя цивилизация, которая существова-ла в Двуречье, почти идентична с той, которая существовала во Фракии...» В своей третьей книге «Протоболгары в мировой истории» Кръстю Мутафчиев вновь возвращается к исто-кам цивилизации, в том числе и к Атлантиде. «Оказывается, что легенда, рассказанная египетскими жрецами Солону, впоследствии пересказанная Платоном в «Тимее» и «Критии», — не миф, — отмечает он, не замечая, что дальше уходит в мистические бредни оккультизма: «Как атланты, так и мифические гиперборейцы, эфиопцы почтенные, гари-праотцы желтой расы и многие другие народы являются исторической реальностью. Их корни ведут к человеческому роду, который населял планету до космической катастрофы» [114, с. 27]. Так как, по некоторым данным, как считает Мутафчиев, жизнь на Балканах не прекращалась даже во время катастрофы, местом Возрождения цивилизации он выбрал именно Балканский полуостров... Петър Добрев, один из наиболее плодотворных исследователей болгарских корней, в своем докладе на научной конференции в Софийском университете, посвященной проблеме древних болгар до образования Балканской Болгарии и Болгарии на Волге (18—19.12.1998 г.), очертил источники в рамках комплексного метода исторических исследований, которым он пользуется. Доклад так и называется: «Происхождение и прародина древних болгар в свете комплексных данных». Преамбулой к своему докладу автор выбрал старую, но верную истину: «Для решения научной проблемы необходимы два условия: первое — наличие адекватной информации и второе — правильный метод». В рамках «комплексного метода» исследований П. Добрев разделил «адекватную информацию» по «информационным блокам»: – Первый блок из прямых исторических данных относительно местоположения самых древних болгарских земель в мире. – Второй блок из данных о материальной культуре древних болгар. – Третий блок из очень ценных и не известных ранее языковых данных, среди которых наиболее существенными являются открытые недавно надписи, сохранившиеся на языке, на котором говорили древние болгары. На основании блока исторических данных Добрев делает заключение, что «все они указывают в качестве прародины болгар на один и тот же край на свете — земли около гор, названные некогда Имай или Имеон...» Все остальные «информационные блоки», языковедческие и культурологические, он, естественно, посвящает аргументации своей главной идеи. Следует отдать должное Петру Добреву: в рамках «комплексного подхода» исследования корней болгарщины он роет фундаментально и убедительно... Почему же шлейф вопросов по болгарской проблеме не уменьшается? А может, «комплексный метод» исчерпал себя? В своей очередной тематической работе «Ключ к древней болгарской истории» П. Добрев, простите за тавтоло-гию, буквально по буквам и звукам исследует само название «болгарин» как с исторической, так и с точки зрения языкознания. На вопрос, когда впервые зафиксировано имя Болгария на Балканах и в Европе, он находит ответ в «Греческих источниках по болгарской истории», где содержится выдержка из речи сирийского пресвитера Константина из Апомеи, произнесенной 9 августа 681 года на 6-м заседании Собора. «Я прибыл на ваш Святой Собор, — сказал он в своей речи, — чтобы предупредить, как я слышал, мы не будем терпеть больше то, что терпели в войне с Болгарией». Из слов сирийского пресвитера можно сделать вывод, что еще до 681 года Балканская Болгария заявила о себе как держава, с которой Европа не может не считаться... В свете нашего исследования П. Добрев приводит один весьма важный документ, разработка которого может привести к интересным результатам. В «Истории болгар», составленной в 1761 году Блазиусом Клайнером, приводится выдержка из доклада папского легата на Восьмом великом Соборе (869—870 гг.), которая буквально звучит так: «...болгары по праву завоевали эту свою родину». Насколько правомочно столь категоричное заявление папского легата, которого вряд ли можно обвинить в приверженности к болгарам, особенно после того, как царь Борис «крестил Болгарию по византийскому обряду» (866 год)? После краткого экскурса в историю появления Болгарии на Балканах П. Добрев переходит к лингвистическому анализу названия «Болгария» и после детального исследования делает вывод: «название Болгария» образуется из корня «Българ» и окончания «-ия». Автор считает, что это название является «оригинальным и первозданным» и никак не может происходить от тюркского корня «булгар». Различное написание слова «България» на немецком, английском и норвежском в виде Pilgerei, Bulgery и Рulgerei, по мнению П. Добрева, производится по причине того, что в латинской азбуке отсутствует буква «ъ» и вместо нее западные книгопечатники, в стремлении наиболее точно записать незнакомые им слова, использовали разные заменители. С морфологической точки зрения этноним «Българи» П. Добрев рассматривает между двумя вариантами корневой основы «Бъл» или «Бълг». Используя метод аналогии написания Ермиар, Кубиар от производных Ерми и Куби, соответственно, он делает вывод, что этноним «Българи» состоит из корня «Бълг» и суффикса «-ар»... В качестве аргументации собственных суждений автор приводит название Бактрии — «Балхара», которое распространено в древних среднеазиатских, индийских и персидских источниках. На вопрос, что означает название «Българи», П. Добрев считает, что в основе этнонима стоит древний корень «бълг», суть которого раскрывается в языках памирской группы. Наиболее близкие подобия корня «бълг» сохранились среди потомков народа, некогда населявшего древнее царство Балхара, в языке которых протолексема «бълх» означает «высокий, большой». Параллельно с этим источником, по его мнению, существует и «косвенный ключ», с помощью которого раскрывается «скрытый» смысл этнонима «Българи». Это слово «Бурзан», применяемое в том же значении «высокий, великий, большой» и которое являлось синонимом названия «Българи» на персидском, а позднее и на арабском языке... Другими источниками, косвенно подтверждающими суть древнего этнонима, являются слова и выражения, используемые в санскрите как синонимы или заменители слова «Българи». Их смысл аналогичен смыслу персидского слова «бурзан-бурджан» — «благословенный», «первый», «ведущий», «учитель»... Раскрытие сущности этнонима «Българи» и его синонимов в языках Востока и Индии дало основание П. Добреву сделать вывод о том, что «истоки болгар находятся в районе Памира и Гиндукуша, где в античные времена была страна под названием Балхара, или Бактрия на греческом языке. Наивный вопрос Петру Добреву: «Почему не считать вышеизложенные «сущностные характеристики» этнонима «Българи» не обычными «синонимами», а «эпитетами», соответствующими роли болгар как цивилизаторов-учителей???» А почему бы и нет? Я уже далек от мысли, что иду по пути к «панболгаризму» — слишком глубоки корни болгар, чтобы возложить на них ответственность за поблекшую крону цивилизации. Однако каждый, кто докопался до истоков человечества и обнаружил там «болгарский элемент», должен быть готов не только к оппозиции со стороны традиционной парадигмы, но и к более решительным действиям ее сторонников и служителей... Можно сказать, что в таком положении оказался и Владимир Цонев, автор работы «Тайните на човешкия и българския род». Мотивируя столь неординарное название, он уже во введении заявляет: «После продолжительных колебаний я решил, что название «тайны человеческого и болгарского рода» наиболее точно отражает изложенные мною факты и события. Появляется мысль о триединстве истории человечества, истории древних болгар и их космическом начале». Не знаю, насколько осознанно написал эту фразу В. Цонев, но то, что он ее выразил вслух, дает основание предполагать, что столь значимая мысль будет достойно аргументирована... Действительно, все содержание работы, заполненное богатым факторологическим материалом, посвящено обоснованию вышеизложенного тезиса. Как ответственный секретарь Международной академии по болгарознанию, инновации и культуре, Владимир Цонев имел уникальную возможность воспользоваться всеми материалами академии. Именно поэтому информация, изложенная в работе В. Цонева, может считаться «академически обоснованной» и относительно достоверной... Почему «относительно»? Дело в том, что автор «зарю человечества» освещает с точки зрения Елены Блаватской, Рериха, А. Рампы и «доктора офтальмологии» Є. Мулдашева, в работах которых акцентируется внимание (но не доказывается аргументами) на проблемах «Атлантиды», «Лемурии», «Шамбалы», а также на «Арийский» и «Гиперборийский» вопросы. Естественно, затрагивая тему «доисторической цивилизации», В. Цонев не мог не ссылаться на «высокотехнологичные артефакты», среди которых наиболее известными и сегодня являются пирамиды... Кроме констатации фактов и цитирования мнений «авторитетных специалистов», автор не делает собственных умозаключений ни об их функциональном назначении, ни об эпохе и технологии их сооружения. Однако, обнаружив в культуре Древнего Египта значительное количество болгарского элемента, В. Цонев в качестве обоснования их взаимосвязи приводит умозаключения А. Фола, известного болгариста и траколога: «Болгары — единственный народ в Евро-Азии, который является носителем ценностей трех центров исторического бытия: самого восточного — в зоне Памира-Гиндукуша, степного и горно-равнинного, включительно, в Междуречье и на р. Нил». В разделе «Древние болгары-праиндоевропейцы, создатели старого света» В. Цонев приводит результаты исследования генофонда человечества, опубликованные в «Амэрикен джорнел», на основании которых делает выводы, что «около 7800 лет тому назад (перед Черноморским потопом) на Балканском полуострове жило местное население, возникшее здесь и расселившееся по Европе и Малой Азии». Иначе говоря, автор работы считает, что именно Балканский п-ов является исходной точкой «болгар». Говоря о «локальном черноморском потопе», В. Цонев пишет: «Несмотря на наступившие природные катаклизмы, такие как потоп в Черном море (5600 г. до н.э.) и связанное с ним переселение в Северную Европу, Ближний Восток, Египет, Америку, Волго-Уралье и Азию, часть древних болгар — «Пелазги» — остаются на старых местах на территории Балкан и сегодняшней Болгарии. Они являются основой цивилизации в этих землях...» [с. 36]. Не мешало бы автору разобраться с этимологией названия «пеласги», тогда он изменил бы свое мнение об истоках Возрождения... Нелогична также связь и трактование названия «траки» с мировоззренческим понятием «Тангра», которое он выводит в последовательности Тангра-Тара-Таран (земные последователи Тара). Необходимо отметить, что в своих исследованиях В. Цонев не обошел вниманием наличие болгарского элемента в Шумере и у киммерийцев, индийцев и хуноров, этрусков и майя, в Колхиде и Иберии, Финикии и Угарите. По-своему он толкует символику креста, пятиугольную и шестиугольную звезды, происхождение названия рода Дуло. При всей информационной насыщенности автор не смог переступить грань традиционных толкований. Даже в отношении происхождения этнонима «болгары» он цитирует одного из известных фальсификаторов истории, современника Александра Македонского, прежде чем сам сделал несмелое предположение. «Согласно Берозу, — пишет В. Цонев, — бог Баал создал из мрака небо и землю. Чтобы создать человека, Баал отрезал свою голову. Из его крови, смешанной с глиной, другие боги сотворили человека». Слова Бероза — типичная инсинуация процесса Сотворения из шумерских мифов. И, тем не менее, Цонев как-то нерешительно делает предположение, могущее, при более глубокой разработке, привести его к Истине. «Очевидно, самое название «българы» происходит от Бога Бала...» — вот здесь бы ему остановиться и подумать, но он продолжает: «...и «балагуры» (великодуховные учителя), носители божественных законов...» Не может ли вторая часть тезиса относиться к «болгарам» в качестве «эпитета»? Читая В. Цонева, больше остается вопросов, нежели получаешь ответов. Например, вот как он объясняет связь болгар с Атлантидой и Лемурией. «После 29-летнего путешествия по Древнему миру для меня это стало бесспорным фактом. И не только потому, что второе название Атлантиды — Пан, такое же, как и название древних болгар, но и на еще более древнюю, Лемурию, и название первичной Земли-Пангея (земля Пана), а потому, что следы остались от их движений 12 тысяч лет назад...» Идя по следу «болгарского элемента», Цонев удивлен названиями Азорских и Канарских островов, в корнях которых четко просматриваются протолексемы «Аз» и «Кан». Почему бы ему не потянуть за эту нить и не выйти к истокам этих протолексем? В условиях обширного информационного поля, которым в силу своей должности Ответственного секретаря Международной академии по болгарознанию В. Цонев владел безукоризненно, обнаружить следы болгарского элемента не проблема. Проблема, вероятно, в том, чтобы логично соединить их в систему, позволяющую делать собственные умозаключения, даже если они идут вразрез с традиционной парадигмой. При этом быть готовым, если это необходимо, изменить методику исследования, не оглядываясь на авторитетов от науки, в том числе и легендарных Геродота и Тацита... Для примера следует привести одно из перспективных суждений Владимира Цонева: «Древние наши предки известны как «солнцеликие» или «Асы» — «солнцепоклонники» [с. 242]. Что мешало автору, отбросив мнимое толкование выражения «Асы» как «солнцеликие» и «солнцепоклонники», разобраться в его этимологии и определить: – почему болгары употребляют «Аз» в качестве местоимения I лица единственного числа (?); – почему в «славянском» алфавите буква «А» произносится «Аз» (?); – почему на географических картах красуется топоним «Азия» (?); – почему древние римляне называли свою денежную единицу «Ас» (?); – почему изначальное название «Скифии» (гр. — А.А.) было «Ас-кип» (?) и т.д. И все это относится к такому краткому слову «Аз/Ас», которое применялось и в качестве синонима этнонима «болгары», и в качестве эпитета к нему, и в качестве приставки к имени у некоторых этносов... Почему? Имеется ряд работ и замечаний по болгарской государственности. В свое время российский ученый Д.С. Лихачев заявил: «Плоть болгарской державы создал Аспарух, ее дух — Кирилл и Мефодий. И никакие завоеватели не могли победить эту державу духа, потому что защитниками болгарского народа в плотном строю стояли язык, письменность, литература...» Говоря о «болгарской державности», большинство исследователей имеют в виду исключительно Балканскую Болгарию. В этом плане Владимир Калоянов приводит хронологию формирования государственности стран Европы. Он пишет: «Исключая Грецию, Болгария самая старая европейская держава, которая не изменяла своего названия в течение веков». – Болгария на Балканах стала официально считаться государством в 681 году; – Англия — с 827 года; – Франция — с 843 года; – Польша — с конца Х века; – Швеция — с начала XI века; – Швейцария — с 1291 года; – Испания — с 1479 года. В отношении возникновения первых государственных образований у болгар С. Цанев приводит целый список из 12 держав, которые связаны с этнонимом «болгары». Думаю, следует привести его в том порядке, в котором он был опубликован. «Как можно считать начало своей болгарской державы с 681 года после Христа, — эмоционально заявляет автор, — если еще в 2137 году до Христа существовало болгарское царство севернее Китая и во время солнечного затмения 22 октября 2137 года победило китайцев, как пишут их хроники. А затем болгары перешли горы Памира и Гиндукуша и здесь, где сегодня Афганистан, основали вторую державу, также названную Болгария; – после эти болгары отошли к Евфрату, в Месопотамию, и там основали третью болгарскую державу, назывался народ балхарис, т.е. болгары, а их царица носила имя Балкис; – старый царь Кардама оставил престолонаследника Ила, перевалил Памир и основал в Северной Индии четвертую болгарскую державу; – беженцы покоренной памирской Балхара двинулись на север и на окраине сегодняшнего Самарканда основали пятую державу; – другие побежденные болгары тронулись на запад, пересекли пустыню Кара-Кум и создали на востоке от Каспийского моря шестую болгарскую державу; – третьи обошли Каспий и основали седьмую болгарскую державу под названием Балкария, а города назвали по-старому — Балхар и Булкар-Балх; – в 127 году до н.э. болгары, перейдя Кавказ, заселили земли сегодняшней Армении и там основали восьмую болгарскую державу под названием Булхар, а главный город назвали Балк. Эти названия сохранялись до IX в. н.э., а одна из рек и сегодня называется Балгарчуй; – и там мифический царь Авитохол, как свидетельствует «Именник болгарских канов», основал в 165 г. после Христа девятую болгарскую державу, названную византийским патриархом Великая Болгария! Наибольшую известность эта Старая Великая Болгария приобрела при Кане Кубрате... Когда эта держава распалась в лето 665 года... Кан Котраг, один из сыновей Кубрата, основал Волжскую Болгарию, десятую по счету...; – другой сын Кубрата, Кубер, достиг Македонии и основал там, на краю Битоля и Прилепа, одиннадцатую болгарскую державу; – двенадцатую болгарскую державу основал на Балканах кан Аспарух в 681 году, которая стала самой большой державой в Европе, от Киева до Афин и от Черного моря до Адриатики, даже Пешт, современная венгерская столица, входил в ее пределы». Все так. Только, как известно, государства как общественно-политическая формация возникают исключительно в силу жизненной необходимости для решения конфликта интересов с окружающим миром... А если у болгар эпохи Возрождения и Рассеяния таких конфликтов не было, то, естественно, не было необходимости создания державы... Еще одно немаловажное замечание. Это каким человеческим потенциалом необходимо владеть, чтобы из одного района «севернее Китая» расселиться по всему Евроазиатскому континенту и везде «создавать державы», причем под одним и тем же названием??? А почему не считать «болгарскими державами», например, «Сербию», «Хорватию», «Венгрию», «Польшу» и «Русь», наконец, если они изначально являлись ветвями единого болгарского этноса? Может, не случайно Мигиус Феликс Енодий в свое время заявил: «Болгары — это народ, который имел все, чего пожелал; они верили, что мир открыт для них; они никогда не сомневались в победе; это народ, который удивлял мир...» На первый взгляд, информации о болгарах вполне достаточно, чтобы определить координаты их истоков, пути «миграции» и этимологию этнонима... Но почему же продолжаются споры по этой проблеме? Почему «этот народ продолжает оставаться загадкой для историков? А здесь еще шокирующая публикация остатков древнеболгарских летописей, чудом сохранившихся в семье Фархата Нурутдинова. В 1997 г. в г. Казани (Татарстан) была опубликована статья Фархата Нурутдинова «Болгары и мировая цивилизация». Статья написана была на «болгаро-тюркском языке» и переведена на болгарский С.А. Серафимовым. По признанию автора, работа написана по остаткам «самых древних болгарских хроник», которые сохранились в «летописном сборнике «Джагфар Тарихи» (1660 г.) Бахши Имана (башкирского болгарина. — А.А.). В статье автор приводит «летописные источники», на которых составлялся сборник, в частности: – «Гази Барадж тарихи» (1229—1246 гг.) — Гази Барадж; – «Праведный путь или благочестивые деяния болгарских шейхов» (1483 г.) — Мохаммед Амин; – «Казан-тарихи» (1551 г.) — Мохамедьяр Бу-Юрган; – «Шейх-Гали Китаби» (1605 г.) — Иш-Мохаммед и др. Приведенный список источников, как и сам сборник, отмечает автор, был написан болгаро-арабским шрифтом и неоднократно переписывался. Не углубляясь в детали летописной информации, написанной явно на мифологических сказаниях, остановимся кратко на отдельных вехах истории болгар. По сведениям Кул Гали, 35 тысяч лет назад болгарские ядра организовали Волго-Уральские аборигены, которые объединились в Федерацию Ара, или Ура. Их боевой клич был «Ура», а сами себя они называли «арийцы». В 15 тысячелетии до н.э. семь арийских родов создали союз под названием «Идель», что, по мнению Кул Гали, означает «семь племен». Впоследствии они сформировали «первую в истории земной цивилизации державу», название которой менялось в пределах Атиль, Итила, Тель, Дил, Тил и пр. Держава Идель сохранила этноним своего народа — «булгар» в следующих фонетических вариантах: «бул», «бал», «бол», «пол», «болгар», «балкар», «биляр», «бухар», «бояр», «биер» и «бегер». В 12 тысячелетии до н.э. началось Великое переселение народов на Восток. Часть болгар заселила Алтай, Уйгурию, Монголию, Северный Китай, а другая — Америку. Соседи часто называли этих болгар Синдчу (Синби) или хона-синди (Инди), сянбийцы и хунны. Потомками болгар в Америке, как повествуют летописи, были ацтеки и майя. Третья часть болгарского племени отправилась на юг, затем на запад, по пути организовывая города в Средней Азии, Индии, Месопотамии, на Ближнем Востоке и Египте. Болгарская экспансия охватила и всю Европу... Важно отметить, что авторы летописных сводов расшифровывают большинство этнонимов и топонимов через помесь арабо-тюркско-болгарского языка, сложившегося на время их написания. К тому же на содержание и суть летописей бесспорно повлияло исламское религиозное миропонимание, господствующее в Волжской Болгарии уже несколько столетий. Именно поэтому, несмотря на значительное количество оригинальной информации, к ней следует относиться критически и осторожно. Всего несколько замечаний. В работах почтенных летописцев-сказителей явно просматривается отсутствие знаний о последней ледниковой эпохе 22—10 тыс. лет до н.э. Нет аргументации и точных данных об истинных координатах истоков болгар в эпоху Возрождения. Остаются нерешенными вопросы происхождения самого этнонима «болгары», названия рода болгарских Владык «Дуло», названия «страны Идель» и т.д. Тем не менее, игнорировать априори всю информацию летописных сказаний было бы неразумно по той простой причине, что в целом она отражает принципиальную идею: у истоков современной цивилизации стоял народ, одним из названий которого было «болгары». Анализ исследовательских работ по болгарской проблеме невольно наводит на мысль, что большинство историков, единожды наткнувшись на болгарскую стену, вначале пытаются преодолеть ее с ходу, затем, набив себе шишки, хотят взять ее осадой. Но, ограниченные и в методах исследования и пределами ортодоксальной парадигмы, бросают это неблагодарное и бесперспективное дело... Как только не представляли и не представляют болгар: тюрками и финнами, славянами и немцами, готами и гуннами, арийцами и индусами, — связывая происхождение болгар с другими этносами, исследователи неизменно определяли их истоки с истоками этих этносов. Поэтому ничего нет удивительного в том, что болгарский элемент бессистемно разбросан буквально по всему миру. Использование узкопрофессиональной методики исследования с опорой на древнегреческих историков и российских летописцев, страдающих не только субъективизмом и конъюнктурщиной, равно как на зарубежных лингвистов, ни к чему хорошему не привело... Не следует забывать, что и без того извращенные сведения летописцев неоднократно переписывались и переиздавались, что не исключает вероятность их целенаправленной фальсификации. А сколько оригинальных источников было просто уничтожено?! Попытка раскрытия истины с помощью «комплексного подхода», использованного П. Добревым, заключающего в себе поиск истоков болгар с точки зрения целого ряда научных дисциплин, в той или иной мере смежных с историологией, также оказалась малоэффективной. Фактически так и остались за гранью познания происхождение этнонима «болгары», а, соответственно, и координаты их истоков. Не определена сущность понятия Тангра и названия рода Дуло, символики креста и трезубца, пятиугольной и шестиугольной звезд, без чего в принципе невозможно обнаружить зерно истины в безмерном стоге соломы... Не пора ли менять методику исследования? Не секрет, что человечество — суть саморегулирующаяся социальная интеллектуальная система (!), а цивилизация — это единая общепланетарная система с устойчивыми причинно-следственными связями, развивающаяся в определенной системе пространственно-временных координат (!). Это значит, что для исследования цивилизации как системы требуется системный подход, что означает анализ основных элементов, характеризующих человечество с точки зрения всей системы научных знаний, в том числе дисциплин, на первый взгляд не смежных с исторической наукой, таких, например, как астрономия, математика, геофизика, палеогляциология, геодезия, топография, и даже самых новейших — генетика и аэрокосмическая навигация... И это не фантазия, а жизненная необходимость. Самоидентификация и самоопределение этносов на лестнице времени в единой системе пространственновременных координат цивилизации является одним из определяющих факторов выживаемости человечества уже сегодня. Вольное толкование этногенеза позволяет безосновательное возвышение одних народов над другими, ведущее к обострению конфликта интересов, который, в условиях неконтролируемого технического прогресса и деградации общественного сознания, неизбежно ведет нас к гибели... Выход один. Чтобы объединиться, нам необходимо, определив свое место, осознать, что все мы ветви одного человеческого древа и от каждого из нас зависит его благополучие... Поэтому первым шагом должно быть построение такого генеалогического древа, или, говоря научным языком, создание системы пространственновременных координат цивилизации, начиная от ее истоков... Мы абсолютно не отходим от нашей главной линии определения этногенеза «болгар»! Туда, к истокам, направляют нас тропинки всех исследователей. Не случайно мудрость предков гласит: «Мы все стоим на плечах титанов». Главное — не перепутать, где у «титанов» плечи, а где — ноги...



Обновлен 01 фев 2014. Создан 27 окт 2013



.введите слово или текст и установите желаемый язык с какого на какой перевести.
с :
на:

RealMusic.ru — музыкальный хостинг №1. Размещайте, слушайте и скачивайте музыку в mp3 бесплатно.

КЛИКНИ ПУСТОЕ ПОЛЕ
_______________________________________________________________________________________________________________________________________

**** СВЯТО-ТРОИЦКАЯ ЦЕРКОВЬ - Мы верим, что наше совместное желание и неравнодушие помогут восстановить «Свято-Троицкий» храм и звон его колоколов станет для всех потомков болгарских переселенцев в Таврии символом веры, надежды и любви. - Украина. Село Радоловка, Приморского района, Запорожской области. - Историческая справка. - ...«Свято – Троицка» церковь построена в 1907 году на средства основателей села — болгарских поселенцев, которые отказались принять ислам у турок в Болгарии, и остались верными православию. Строительство церкви продолжалось около пяти лет с использованием местных строительных материалов. Церковь являлась одним из самых красивых образцов церковного болгарского зодчества на территории болгарских колоний в Приазовье (Таврии). После октябрьской революции 1917 года и окончания гражданской войны в 1929 году церковь была закрыта коммунистическими активистами села, медные колокола и крест с церкви были отправлены на переплавку, а в здании церкви был открыт народный театр. С помощью болгарских политэмигрантов в 1930 году церковь была электрифицирована и расписана сюжетами из коллективизации села, вследствие чего были уничтожены все внутренние росписи храма религиозного содержания. В здании храма параллельно с народным театром была открыта сельская библиотека. С 17 сентября 1943 года по март 1944 года в здании церкви находился военно-полевой госпиталь, осенью 1943 года здание церкви было подвергнуто фашистами бомбардировке, в результате разрушены были центральный купол и колокольня, погибла часть находившихся в ней в это время раненых бойцов РКК. С 1944 года по 2000 год здание церкви использовалось как зернохранилище, склад стройматериалов. В 1977 году, учитывая архитектурную ценность здания церкви, руководство Ленинградской мастерской по реставрации памятников архитектуры предложило местному колхозу освободить церковь от зерна для её реставрации, но это предложение было отклонено. В 1994 году в селе была образована община прихожан, которая провела несколько субботников по очистке здания церкви от мусора. С 2000 года церковь на балансе Гюновского сельского совета. В этом же году при поддержке отца Дмитрия из г. Приморска, церковь была обследована специалистами, которые составили проектно- сметную документацию по реставрации церкви. За все время существования «Свято-Троицкого» храма ему, как и его создателям и их потомкам пришлось многое пережить: величие и процветание болгарских колоний в Таврии, революционное забвение и огонь нетерпимости, смерть и разрушение войны, экономические трудности и нестабильность нашего времени. ****




RealMusic.ru — музыкальный хостинг №1. Размещайте, слушайте и скачивайте музыку в mp3 бесплатно.